.

Sunday, May 23, 2010

Эстонский язык в период советской оккупации

.
http://www.countries.ru/?pid=1661


Статус эстонского языка стал снижаться с 1940 г. после аннексии Эстонии
Советским Союзом. Эстонский язык перестал  быть единственным государственным языком - вторым стал русский. Прекратилось использование эстонского языка во многих сферах: в международных переговорах, дипломатической переписке, во внешней торговле и на торговых знаках, в  вопросах, касающихся вооруженных сил, в обучении.
     Эстонский язык был вытеснен из преподавания и лишен возможностей
развития терминологии в сферах навигации, мореплавания, авиации и железнодорожного транспорта. Он также перестал использоваться в
горно-добывающей, энергетической, текстильной и некоторых областях тяжелой промышленности. Отказ от эстонского языка в различных отраслях промышленности был  обусловлен тем, что большинство промышленных предприятий оказалось под прямым всесоюзным контролем, осуществляемым из Москвы.
     Эстонский язык был вытеснен из милиции и правоохранительных органов.
     Предпринимались также попытки ограничить использование эстонского языка в  высшем  образовании. Он  был устранен  в ряде  средне-технических учебных заведений.
     Русификация терминологии в управлении, бухгалтерском деле, отчетности и
статистике развивалась бок о бок со всеобщей кадровой политикой,
стремившейся отдать все ключевые позиции представителям некоренного
населения.
     Политика  намеренного  ограничения  возможностей  эстонцев продолжалась вплоть до 1989 г. Наиболее тяжелые времена для  эстонского языка пришлись на период с1975 по1987 гг. Искоренение  эстонской  интеллигенции и образованных людей (в первую очередь, писателей) и репрессии против них привели к сокращению числа людей, пишущих на  эстонском. Уничтожение  эстонских  книг  снизило количество  как
художественной, так и научной, образовательной и технической литературы.
     Государственная издательская политика ограничивала количество эстонских
печатных  материалов, особенно  в 1951-1953  гг., когда численность новых
изданий была  меньше, чем  в  середине XIX века. На  государственном уровне
отдавалось предпочтение  переводу с  русского в ущерб  другим  языкам, что
усиливало  влияние  русского языка на эстонский. Некоторые учебники по
обязательным  предметам  были переведены с русского, увеличив воздействие русского языка на учебную терминологию. Правила делопроизводства и свод
законов  были изложены  на русском языке,  поэтому ведомства Эстонии в своей работе опирались на русскую модель, теряя традиционные для эстонского языка понятия, а также возможности появления новых.
Доминирование советской идеологии в области образования, исключение
большой части эстонской  литературы из учебной программы эстонских  школ и возвеличивание бездарной художественной литературы -  все  это ограничивало возможности развития современного эстонского языка.
     Советская политика двуязычия потворствовала вытеснению эстонского языка из многих сфер общественной жизни, эстонский считался языком второстепенным. Изучение и развитие эстонского языка было признано в то время необязательным.   Государственная   кадровая  политика   предполагала,   что руководящую должность в Эстонии можно сохранять и без знания эстонского.
      Средства массовой информации всецело зависели от российских
информационных  агенств, поэтому и  там эстонский язык оказался под влиянием русской грамматики, последствия чего ощущаются по сей день.
     Русификация была очевидна также в процедурах получения ученых степеней, когда представление  диссертаций и  соответствующей документации на  русском языке было необходимым.
    
Составлено Мати Хинтом. Из: K.Nyman Metcalf. "Estonia 1918-1994. The Development of Human Rights, 1918-94 ("Развитие  прав человека"), Stockholm, 1994, р. 65-68. (пер.с англ.)


.