.

Sunday, November 25, 2012

Советская история, фильм 2008 г.











Автор 'Советской истории': Мне не страшно ("Neatkarigas Rita Avize", Латвия)

17.06.2008
Молодой кинорежиссер Эдвинс Шнере - один из редких латышей (если не единственный), который в России 'заслужил' сожжение своего чучела. Пока это для автора документального фильма 'Советская история' (The Soviet Story) самое большое признание. В интервью 'Неаткариге' он рассказал, почему надо было снять этот фильм, и куда сейчас уходит вся его энергия.
- Противники вашего фильма говорят, что вы переписали историю. После просмотра фильма мне показалось, что это не так: в основном упомянутые в фильме факты уже известны, только в 'Советской истории' они преподнесены в очень сконцентрированном виде. Вы переписали историю?
- Это не переписывание истории. Это безосновательное утверждение или обвинение. Ничего не переписано. То, что Сталин уничтожил миллионы людей, то, что в Катыни расстреливали на краю ямы, и что на Украине уморили голодом миллионы украинцев, - в советское время вообще не описывалось. Так что переписывать было нечего. Теперь об этом просто написано.
- Почему русским молодым людям так сильно не понравился ваш фильм, что они даже сожгли ваше чучело?
- Большинство их вообще не знает, о чем фильм. Они его не видели. Например, в тот день, когда сжигали мое чучело, руководил этим депутат Госдумы России Максим Мищенко, молодой парень. Он дал интервью, в котором четко сказал: мы протестуем 'против автора книги The Soviet Story'. Если сам организатор говорит о книге, а не о фильме, значит, он его даже не видел. Что в таком случае можно ожидать от окружавшей его молодежи?

- А протестовал ли против вашего фильма и критиковал ли его кто-либо из тех, кто видел фильм в России?

- Есть такой российский историк Александр Дюков. Он довольно активный критик фильма Два месяца назад, когда фильм только появился на экранах, Дюков подверг его довольно детальной критике. Дюков выступил с рядом интервью на российском телевидении, привел конкретные аргументы, почему этот фильм фальшивка и ложь. Но потом выяснилось, что он фильм впервые посмотрел лишь неделю назад. Он сам это честно признал. Таким образом, не посмотрев фильм, он составил мнение о том, что фильм лживый. Когда Дюков, наконец, посмотрел фильм неделю назад, его первая реакция была такой: 'Лично убить режиссера, сжечь на ... латышское посольство'. Так он открытым текстом и сказал, и еще опубликовал это на своем блоге в интернете. Если историк может выражаться таким образом и в такой форме, то и это уже о чем-то говорит.

- В 'Советской истории' говорят несколько человек русской национальности, которые рассказывают о преступлениях советской власти. Значит, не все русские думают, что Вас надо убить.

- Конечно. В фильме с пространным рассказом выступил диссидент Владимир Буковский, а также несколько историков из России. То, что сейчас происходит, - это кампания преследования тех людей из России, кто принимал участие в фильме. В России их фактически преследуют, как в советское время, заставляют сожалеть о своем участии в фильме. Российские власти, правда, не видели фильм. Такова, к сожалению, ситуация в России.

- Я читал, что этой темой Вы начали интересоваться еще в студенческие годы. Как это осуществлялось на практике?

- В 1992 году хотел изучать историю, но в итоге попал на только что созданную кафедру политологии. Поскольку это был первый год для кафедры, в основном нам преподавали только историю, поскольку кафедра находилась при факультете истории. И все преподаватели были историки. И тогда я начал интересоваться этим периодом истории - Советским Союзом. И чем больше узнавал разной информации, тем яснее становилось, что есть много интересных фактов и событий, о которых Запад не знает. И Москва эти факты скрывала все послевоенные годы, а на Западе не было особого желания афишировать эти факты. Так и началось - я стал собирать материалы, кое-что конспектировать.

Создать по этим материалам фильм - такая идея появилась у меня уже давно. Фильм наиболее подходящий формат для нынешней эпохи. Посредством кино автору проще передать свои мысли обществу. Сегодня молодежь не особо читает, и поэтому писать трактаты нет смысла. И хотя идея создать фильм созрела давно, непосредственный импульс к началу работы я получил в конце 2005 года, когда вышел фильм 'Нацизм по-прибалтийски'. Тогда в обществе все стали говорить - надо что-то делать. И именно это было удачнное время, чтобы обратиться с моей идеей к тем, кто ее мог поддержать. Без финансовой поддержки я бы не смог ее осущществить. Решил попросить поддержки у европарламентариев - Гиртса-Валдиса Кристовскиса и Инесе Вайдере. Мне казалось, если я что-то хочу сказать Европе, то это должно идти через Евпропарламент. В итоге это подтвердилось. Премьера фильма состоялась в Европарламенте, на ней присутствовало много европарламентариев, и все кинолента нашла отклик в западной прессе.

- Как долго вы работали над фильмом?

- Два года.

- Фильм мне очень напоминает документальные программы, которые показывают на телеканале Discovery. Я все же не верю, что вы - человек, который никогда не делал фильмы, - без иностранных помощников подготовили такой качественный продукт.

- Никто мне не помогал. Ведь у меня большой опыт "просмотра" - мне нравится смотреть фильмы. Также я ежедневно слушаю радио ВВС, таким образом, я слышу, как они рассказывают, какие выражения используют. Взгляд на мир, таким образом, открывается значительно более широкий, и я применил их способ подачи информации. Фильм надо было делать на английском языке, потому что формат фильма очень лаконичен. О каждом вопросе буквально одно-два предложения. И в этих двух предложениях нужно успеть сказать все. В английском языке есть такие выражения, которых вообще нет в латышском, и нам нужно было их использовать, чтобы западной публике фильм был понятен. Образно говоря, написать сценарий фильма мне помогли BBC и Discovery. На Западе восприняли фильм очень позитивно.

В Латвии я слышал мнение, что это пропагандистский фильм. 17 июня фильм покажет латвийское телевидение, а на прошлой неделе на телевидении было записано нечто вроде пролога к фильму, дискуссия о нем. Два латышских историка упрекнули меня в том, что фильм - политический заказ. Но фильм - это моя личная инициатива. Он сделан не для того, чтобы кто-то использовал его в своих политических целях. Мнения разные, я это понимаю и принимаю, но меня радует, что люди в Западной Европе, для которых главным образом и предназначен фильм, восприняли его очень позитивно. Отзывы свидетельствуют о том, что фильм очень информативный и они узнали много такого, о чем никогда не знали.

- Чтобы попасть в архивы западных стран, вам нужна была особое разрешение Европарламент?

- Да. Конкретно с помощью такого разрешения я попал в архив МИДа Германии. Там хранятся ценные документы, подписанные министром иностранных дел Третьего Рейха Иоахимом Риббентропом. Но получить доступ к этим документам не так просто. Туда пускают только студентов докторантуры, а иностранцам надо оформлять разрешения через посольства. По сути, туда попадают только представители академических кругов. Так как мы хотели посмотреть пару документов в этом архиве, Кристовскис как депутат Европарламента написал запрос в архив, и нас туда пустили.

- Вы пытались попасть также в российские архивы?

- Продюсер обращался в российские киноархивы, но было так сложно что-то от них получить, поэтому мы и не пытались. Отзывчивости у них, в отличие от западных архивов, не было никакой.

- В фильме был очень интересный момент, когда показаны документальные кадры, как некий работник российского архива втихаря выносит из архива секретные документы о сотрудничестве НКВД и Гестапо, имевшем место в 1938 году.

- Мы в фильме показали материал, который снят журналистом российской телекомпании НТВ примерно пять лет назад. На НТВ был подготовлен фильм о сотрудничестве НКВД и Гестапо. Я слышал о таком фильме, мы обратились к НТВ и запросили этот материал. Они ответили: да, у нас такой фильм в каталоге есть, и мы его дадим. Через некоторое время пришел ответ, что фильма на полке нет, и ничего нам дать не могут. Тогда мы напрямую связались с автором фильма и получили отснятый материал.

Со стороны России в отношении этого эпизода фильма прозвучала резкая критика. То, о чем свидетельствует показанный в фильме документ, это официальное соглашение между Гестапо и НКВД. Это было практическое сотрудничество. Одна сторона передавала другой заключенных. Это происходило даже в 1940 году. Эти факты известны, они не являются секретом. Многих евреев, которые, спасаясь от Гитлера, бежали в Россию, в рамках этого соглашения выдавали Германии. 60 лет - достаточный срок, чтобы все это можно было скрыть, уничтожить не только материалы, но и свидетелей. Но все же все скрыть невозможно. То, что было, нельзя отрицать.

Например, снятый НТВ материал тот же Александр Дюков назвал фальшивкой. Однако с 2003 года Россия официально не заявляла, что этот документ фальшивка, что сюжет НТВ сфабрикован. Поэтому мы показали этот эпизод в нашем фильме и привели мнение России, а также дали зрителям возможность самостоятельно делать оценки.

- В отношении упомянутого вами фильма 'Нацизм по-прибалтийски' прозвучала критика: например, для рассказа о зверствах в Латвии показаны кадры кинохроники из Варшавского гетто или Бухенвальда. Вы в своем фильме честно подобрали видеоматериал?

- Да, мы старались. Там, где рассказывается о советских зверствах, показываем советские кадры, о немецких - показываем немцев. Другой вопрос - в нашем фильме оба режима постоянно рассматриваются параллельно. Это проходит через фильм красной нитью. Люди в России, не понимающие по-латышски, в отзывах пишут, что фильм фальшивка, потому что там, мол, показывают только немцев. Но в тексте так и поясняется, что это немцы. То же самое и в других эпизодах. После рассказа о голоде на Украине следуют кадры о замученных в германском концлагере заключенных. И это мы тоже подчеркиваем в тексте.

Дело в том, что некоторым такое проведение параллелей очень не нравится. Но параллели очевидны - они видны по результатам деятельности обоих режимов, по числу жертв, а также в таких проявлениях, как агитационное искусство, система построения общества, партийная структура, культ личности. Родство между двумя режимами очень велико. И многим сегодня это кажется плохим и оскорбительным - как можно показывать красный флаг вместе с нацистским красным флагом. Но это было.

- Как Вы думаете, покажут ли когда-нибудь официально 'Советскую историю' в России?

- Я не лелею никаких иллюзий, не надеюсь, что фильм может быть показан в России на телевидении или где-то еще. В России не та ситуация, чтобы сталинскому режиму была дана оценка и он был бы осужден. Если в начале 90-х годов были такие тенденции - были фильмы, книги, то потом, во эпоху Путина, начался обратный процесс. Спорные моменты сейчас не только замалчиваются, но и даже частично оправдываются. В целом в России режим Сталина идеализируется. Его хвалят, как символ могущественного государства, и, таким образом, режим Сталина считается почти образцом. При этом говорят, что, разумеется, были и ошибки, но в целом все было очень хорошо. В такой ситуации нельзя ждать, что в России покажут фильм, в котором говорится, что сталинский режим убивал людей и что он был преступным.

- Я слышал мнение, что в фильме почти все очень правильно, но единственная ошибка - это окончание фильма, где современная Россия сопоставляется со сталинским режимом, и именно этот эпизод больше всего взбесил Россию.

- Мое чучело сожгли не из-за этого эпизода. Там главная обеспокоенность была: 'Руки прочь от наших дедов!'. Самый болезненный момент доля них - историческая сторона. Это не дает им покоя. Да, в конце фильма есть эпизод о современной России. Я думаю, что эта часть обязательно должна быть в фильме, чтобы показать, почему мы вообще об этом говорим. Почему говорят о Холокосте? Почему об этом рассказывают детям в школе? С единственной целью - чтобы дети об этом знали и не повторили в дальнейшем таких ошибок. Если еще пытаются оправдывать преступления, как это было в фильме 'Нацизм по-прибалтийски', в котором оправдывались депортации, то это опасно для будущего. Главной целью фильма было не вызвать сожаление о том, что было, а показать - если эти вещи не осуждают, не оценивают, то это все может привести и приводит к тому, что показано в фильме. Сегодня трудно найти в мире место, сопоставимое по уровню расизма и ксенофобии, который сейчас имеет место в России. Это напрямую связано с наследием тоталитаризма. Германия поставила под этим точку в 1945 году, а тоталитарная система Советского Союза продолжалась 50 лет и позже. Этим, по-моему, объясняется, почему не изжиты нетерпимость и расизм.

- Какова практическая цель фильма?

- Главная цель, чтобы люди в Европе, США, западники задумались над этой темой. Эта тема актуальна в те моменты, когда речь идет о Восточной Европе. Наши сегодняшние проблемы тесно связаны с периодом оккупации, поэтому важно, чтобы Запад это понял. Чтобы видел багаж Восточной Европы.

- Следующий фильм будет об истории Латвии?

- Нет, об этом я еще не думал. Сейчас я занят продвижением 'Советской истории', на это уходит вся энергия. Ранее у меня такого опыта не было. Это масштабная процедура - кинофестивали, рынки, на которых мы должны себя показать. Мы хотим добиться, чтобы фильм по возможности был широко показан на Западе. Цель не заключалась в том, чтобы сделать фильм и положить его на полку.

- Какова была личная мотивация для подготовки 'Советской истории'? Ваша семья пострадала от коммунистов?

- Нет, по сути, нет. Никто из моих близких родственников не был сослан и не бежал из Латвии, чтобы жить в эмиграции. Меня заставила сделать фильм общая ситуация в обществе. По-прежнему в Латвии есть пострадавшие от двух режимов. Одни получают теперь компенсации от Германии, а те, чью жизнь сломал, испортил здоровье и не позволил исполнить мечты ГУЛАГ, - им не компенсируют ничего. Это абсурд.

- Не боитесь ли вы теперь мести со стороны противников фильма? Не страшно, что они от слов перейдут к делам?

- Страх не то слово. Когда я снимал фильм, у меня не было иллюзий относительно потенциальной реакции России. Я думал, что фильм надо сделать, рассказать все это. Если какое-то пояснение истории основано только на страхе, если люди боятся сказать, что было в действительности, боятся, что их побьют, то это совершенно ненормальная ситуация. Я никоим образом не сожалею о том, что фильм сделан.