.

Friday, August 15, 2014

9 Канал ТВ - Что делать, или О необходимости перемены правил большой Игры

9 Канал ТВ - Что делать, или О необходимости перемены правил большой Игры:



Автор: Др. Марк Бейлин, Доктор медицины и Доктор философии 


Моя статья родилась от бессилия и безысходности, которые бередят и иссушают болью наши сердца после месяца терзаний от не понятной никому операции "Несокрушимая скала". Погибло 64 человека из наших лучших ребят, и спрашивается: ради чего? Что за призрачная цель была поставлена руководством нашей страны? Почему оперативная задача разрушения уже построенных туннелей превратилась в стратегическую? Почему ракеты продолжают падать на наши города и почему нашими солдатами и гражданами жертвуют ради сохранения жизни наших врагов?

За последний месяц мы услышали тысячи различных мнений специалистов и журналистов, политологов и просто людей, уверенных, что знают, где находится ключ к верному решению, но я ни разу не слышал мнения, которое было бы созвучно моей теории, поэтому мне захотелось поделиться мыслями с широким кругом читателей.
Несколько лет назад, находясь в гостях в Вашингтоне, я побывал на экскурсии по городу. И гид, с гордостью рассказывая о президентах США, упомянула тех, кто пользуется до сих пор особой любовью американцев, вроде Теодора Рузвельта и Джона Кеннеди, и тех, кто наименее любим массами, и среди них 33-го президента Гарри Трумэна. Это упоминание заставило меня надолго задуматься.
Как же так произошло, что единственный человек, взявший на себя смелость и ответственность за жизни своих сограждан, применив, как сегодня бы сказали, "непропорциональный ответ" на нападение японцев на Перл-Харбор (где погибло 2403 человека) в 1941 году, человек, который приказал взорвать две ядерные бомбы в Хиросиме и Нагасаки в 1945 году (число погибших составило от 90 до 166 тысяч человек в Хиросиме и от 60 до 80 тысяч человек — в Нагасаки), человек, который разом и с победой прекратил Вторую мировую войну, оказался столь нелюбим американцами?
Что бы произошло, если бы такой выбор не был сделан, сколько его соотечественников еще бы погибло, сколько бы времени заняло окончание войны и каковы бы были ее результаты? Общество или не понимает гениальности и смелости этого человека, или, скорее всего, идет на поводу мифов о том, что слабый всегда прав, что все люди одинаковы по своим талантам и возможностям, что глупому и бесправному надо дать преимущество... Откуда все это?
По-моему, тот сегодняшний бред, захламивший умонастроения и воззрения либеральной элиты всего мира, которая диктует нам всем правила поведения и взаимоотношений в обществе, берет свое начало в переломной эпохе развала "социалистического лагеря". После падения Берлинской стены, обьединения Германии в 1989–1990 годах и роспуска союза стран Варшавского договора его просто не стало...
Более 70 лет мир был поделен на два полюса — тоталитарные страны социализма и демократические государства рыночных отношений — и в этой войне двух систем, казалось бы, верх взял капитализм, но это оказалась "пиррова победа". Куда девались коммунисты и их идеи? Вроде не стало их, развалился СССР, и все страны братского соцлагеря рьяно ринулись в обьятия свободной экономики. Стало невыгодно и стыдно представляться коммунистом...
Но люди-то никуда не делись. В идеологии постулаты коммунизма победили, и именно они сегодня прячутся под маской либерализма и толерантности. Если я понимаю равенство как одинаковые возможности, условия, права и обязанности всех граждан, то они его видят в предоставлении льгот и привилегий для одних слоев населения за счет других.
Смысл любой войны — в победе над врагом, а она достигается наибольшим причинением сопернику вреда, потерь, разрушения и горя, ведь только это заставит его сдаться. Как писал в первой половине XIX века авторитетный военный теоретик Карл фон Клаузевиц, выдвинувший теорию интегральной войны, "в таких вещах, как война, ошибки от доброжелательности являются худшими из всех". Времена "полтавских сражений", когда два войска в столкновении решали, кто сильнейший, давно канули в лету, уровень вооружений настолько высок, что в последнее столетие от войн страдает главным образом мирное население.
В XX веке удельный вес жертв среди мирного населения составил в первой мировой войне — 5% всех погибших, во второй мировой — 50%, в войнах в Корее — 84% и во Вьетнаме — около 90%. В современных военных конфликтах в ряде случаев он может быть еще больше. Более того, именно страдания мирного населения и невозможность его защитить, как правило, заставляют военных признать свое поражение.
Впрочем, только коммунистическая идеология может толкать называть враждебное население, избравшее ХАМАС своим представителем, ненавидящее израильтян и воспитывающее детей на чувствах вражды и ненависти к нам, невиновным в том, что на нас посылают ракеты и нас хотят уничтожить. Месяц назад Вашингтонский институт ближневосточной политики опубликовал исследование опроса арабов Западного берега и сектора Газа к еврейскому государству. 60% палестинских арабов Газы и 55% Западного берега назвали своей национальной идеей уничтожение Израиля в течение пяти лет.
Никакие исследования, подтверждающие ненависть арабов Газы и Западного берега к еврейскому народу, не заставят этих "слепых" изменить свое мнение. Несгибаемые коммунисты!
В 1993 г. вышла в свет статья Самюэля Хантингтона "Столкновение цивилизаций", которая вызвала большой резонанс в геополитической науке. Основная идея теории Хантингтона заключается в том, что в зарождающемся мире основным источником конфликтов будет уже не идеология и не экономика, а культура. Так называемый "ближневосточный конфликт" на самом деле — многолетнее успешное противостояние Израиля многократным попыткам мусульманского мира уничтожить наше государство, которое проходит внутри и на фоне новой усиливающейся войны радикального ислама с Западной (иудейско-христианской) цивилизацией. Фанатичная ненависть ислама к Западной цивилизации возникла за 1340 лет до создания Израиля. Его последователи ненавидят Израиль, потому что наша страна — это Запад. Именно поэтому арабо-израильское противостояние — не местный территориальный конфликт, а глобальный, и его невозможно решить изолированно от исхода войны радикального ислама со всей западной цивилизацией.
Пришло время пересмотреть закостеневшие "коммунистические" постулаты современной идеологической элиты и назвать истинные понятия своими именами, не подменяя их суррогатом лживых догм и определений. Пришло время открыть глаза основной массе граждан, поверившим этим лжепророкам и принявшим на веру их порочные лозунги, насквозь пропитанные потом старых коммунистических агиток. В противном случае наше общество с бешеной скоростью скатится в пасть поджидающего нас дракона исламизма. Он еще не настолько силен, чтобы просто от злобы сожрать нас всех, но он коварен и готов к пожиранию глупцов, готовых подкармливать его душами своих единоверцев.
Так что же происходит в наших "палестинах"? Как ведет себя наше правительство? Наши избранники? Журналисты? Властители дум общества? Кто-нибудь пытался провести настоящий анализ событий, войн, перспектив, развития? Не демагогически рассуждать о том, что нет альтернативы ХАМАСу, а истинный анализ? Наше государство находится на передовой линии "войны цивилизаций", и именно мы задаем тон тех событий, которые ожидают мировое сообщество в будущем.
С моей точки зрения, наши поражения начались в январе 1991 года, когда правительство Ицхака Шамира по просьбе США и стран НАТО приняло решение не отвечать на ракетные обстрелы нашей страны иракцами под верховенством Саддама Хуссейна. Именно тогда мы показали нашу слабость, и весь мир увидел, как легко заставить израильтян бояться, паниковать и сидеть в противогазах в герметичных помещениях. Фактически ни одна ракета не достигла своей цели, но моральный урон стране в сознании наших врагов был просто невосполним.
Это было только начало, а дальше произошло бегство наших войск и предательство наших христианских соратников (ЦАДАЛ), невнятная Вторая ливанская война, совершенно бессмысленная и напоминающая военные учения (лишь бы не натворить чего лишнего), вывод израильских поселений из сектора Газа, что и привело к сегодняшней ситуации, постройке туннелей, увеличению дальности применяемых ракет и к нынешней операции "Несокрушимая скала".
Наше руководство приняло решение о вводе войск в Газу, и для чего? Ну как же, выяснилось, что под землей прорыты десятки километров туннелей. А раньше об этом не знали? Мне данная операция напомнила грустную шутку о неопытном новичке и его попытке поучаствовать в сексе. Куда и что ввести — ему сказали, а вот что дальше делать, он не знает.
Для чего были введены наши войска в Газу? Может быть для того, чтобы сбросить власть террористов в Газе или навсегда прекратить обстрелы ракетами нашей страны? Это были бы внятные цели для любого разумного правительства. Но не нашего. Оказывается, целью данной операции было провозглашено уничтожение туннелей!!!(???) Уничтожили все туннели? Нет, как нам сообщили, было уничтожено большинство туннелей. Нас, народ, принимают за идиотов? По-видимому, да, ведь только человеку, лишенному абсолютно возможности мыслить, может быть непонятно, что достаточно всего одного туннеля, чтобы террористы смогли пробраться на нашу территорию и выполнить любой мегатеррористический акт, и что в дальнейшем наши враги также продолжат строительство подземных туннелей, возможно, удвоив их предыдущее количество уже через год. Так для какой такой цели погибли наши ребята? Лучшие из нас... 64 солдата и офицера и трое гражданских лиц?
Мы должны заставить наше правительство ответить за свое бездействие. Ведь если ракеты продолжают падать на нас, оно не отвечает чаяниям народа. Нас совершенно не интересует, что происходит в Газе, будут ли уничтожены все главари ХАМАСа или только их половина, будет ли снесена десятая часть Газы или треть, что скажут об этом за океаном и в лесах Амазонии, нас интересует прекращение обстрелов наших городов и ликвидация угрозы жизни наших граждан!
Что делать? Я не военный специалист и не предлагаю, как это делают крайне правые, разбомбить с воздуха всю Газу, не оставив камня на камне, или отдать границы на откуп ООН, чтобы нас в дальнейшем могли безнаказанно терроризировать наши враги. Я предлагаю изменить в корне основы наших взглядов и понятий, и избавиться от ложных "коммунистических" (либеральных или назовите их какими-то другими терминами) принципов при принятии важных судьбоносных решений.
Оперативные вопросы, что и как надо сделать, чтобы враг сдался, должны ставить и предлагать профессионалы вместе с полным анализом вероятности возможных событий и процессов, а кабинет безопасности и премьер-министр должны на этом основании принимать взвешенные решения. Только требуется полностью изменить угол зрения на существующие проблемы. Не торговаться, сколько мы отдадим террористов за похищенного солдата, а ставить ультиматум — если нам его не вернут в течение 24 часов, будет расстреляно 50 сидящих в тюрьмах и приговоренных к смерти террористов, через 48 часов — еще 50 и так далее.
Я специально привожу такой "кровожадный" пример реакции на похищение нашего гражданина — не для того, чтобы показать, насколько я жесток, а для того, чтобы показать, что реакция на похищение израильтянина должна быть другой, абсолютно противоположной, агрессивно-силовой. Меру наказания и сроки должны предлагать наши специалисты вместе с правоохранительными органами, но отношение к такому преступлению необходимо изменить и вместо платы за преступление жестко наказывать преступников. Хочу напомнить, что никто не отменял в нашей стране смертную казнь за терроризм и преступления против человечности, просто прокуратура перестала требовать его для преступников, а суд — присуждать такую меру наказания — еще одна победа "коммунистов".
Пришло время воспользоваться таковым наказанием, а не давать нашим врагам, убивающим евреев, комфортные тюремные аппартаменты с компьютером и телефоном, возможности получения третьей степени и варианты освобождения в обмен на очередную жертву похищения. Более того, можно применять эту меру с возможностью отсрочки наказания до очередной вражеской вылазки. Тогда наши враги всегда будут знать, что за их действия, направленные против Израиля, ответят не только они лично.
Я прекрасно понимаю, что мы живем в таком враждебном окружении, что рассчитывать на скорейший мир и тихое, спокойное процветание нам не удастся. Только проявив силу характера, ума, воли и жестко наказывая наших врагов, мы сможем просто существовать в этом мире. Не знаю, появится ли у нас когда-нибудь наш еврейский Трумэн, но великий Гете был прав: "лишь только тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой"!

Ежедневный Журнал: Бой не может быть вечным, или HAMAS must die

Ежедневный Журнал: Бой не может быть вечным, или HAMAS must die:



АЛЕКСАНДР ОСОВЦОВ


Сначала — абсолютно дилетантская историческая преамбула. Поскольку я не являюсь сторонником концепции мультикультурализма, то я полагаю, что история человечества в аспекте развития культуры есть в том числе история защиты культуры от варварства. А так как современная цивилизация есть результат развития в первую очередь европейской или, как ее иногда называют, иудео-христианской цивилизации, то, следовательно, именно те ситуации, которые угрожали ее существованию, и были главными угрозами человечеству. Таких ситуаций было как минимум три.


Перваяимела местов VIII веке, когда в битве при Пуатье было остановлено арабо-исламское вторжение в Европу. Вторая в XIII веке, когда Европе угрожало ордынское завоевание. Третья была в ХХ веке, когда европейская цивилизация оказалась под угрозой тоталитарного социализма в его нацистской и большевистской разновидностях. В сущности, именно эти три разновидности варварства — исламизм, азиатское ордынство и тоталитаризм — могли в прошлом и продолжают в настоящем угрожать прогрессу и самому существованию цивилизации. Более того, все три можно с известной, но допустимой долей условности интегрировать и обозначить просто как варварство, которому в любой его разновидности свойственны фанатизм, вождизм, агрессивная ксенофобия, антиинтеллектуализм, ненависть к свободе вообще и к свободе личности в особенности.


Многие авторы отмечали, что в истории России, в силу ее географического положения между Европой и Азией, были различные варианты развития и, соответственно, различные периоды. Ясно, что Киевская Русь была европейским государством и даже роль в ней варягов была именно что европейской тенденцией. Варяги тогда правили в Европе от Англии до Сицилии.


Но, став частью Орды, перестав быть Киевской и превратившись в Московскую, Русь перестала быть и Европой. Собственно, не киевскую, а ордынскую преемственность Московии-Русского царства-Российской Империи фиксировали очень многие и очень разные исследователи от Маркса до Гумилева. И европейская альтернатива развития страны московитскими владыками, правившими от имени Орды и по ордынским правилам, уничтожалась безжалостно. Сначала в Новгороде, потом и в Киеве, в значительной степени в Варшаве, кое-что даже в Хельсинки успели.


Собственно расширение российских владений в Европе всегда приносило на присоединенные территории ордынские законы и уменьшение свободы. На бывшие земли бывшей Речи Посполитой для крестьян пришло крепостное право, для евреев — черта оседлости, для украинцев и белорусов — русификация. Фактически можно утверждать, что Россия в ХVIII-ХIX веках продолжила движение на запад, начатое Батыем полутысячелетием раньше, причем уже тогда в состав орды входили значительные русские контингенты. И так же, как сама Русь, захваченная кочевниками, была побеждена племенами, стоявшими на более низкой ступени политического, экономического и культурного развития, так и Россия превращала в свои колонии земли, населенные более цивилизованными народами, и в отличие от европейских колониальных держав не мучилась противоречием бремени белого человека и культуртрегерства, а силой опускала их до своего уровня. То же самое было и в веке ХХ, когда вновь присоединив страны Балтии и восточную Польшу, сталинская орда ввела колхозы (фактически вновь крепостное право), репрессии, райкомы и все прочие прелести ГУЛАГа. Что же мы видим в 2014-м, уже в ХХI веке


Пока в Украине существовала надежда на победу Януковича или, тем более, когда Янукович стал президентом, установив мало отличимый от путинского режим, все было спокойно. Но в тот момент, когда стало ясно, что Украина, подобно советским артистам балета, выбрала свободу, Орда ИванаIVбросилась на землю Новгородскую, обозвав ее Новороссией. Какая Ганза? Какой ЕС? Стоять! Бояться! Того, кто получил ярлык на правление в Орде, местные холопы трогать не смеют! И если Тохтамыш после изгнания из восставшей Москвы в 1382 году своего вассала Дмитрия Донского эту Москву сжег, то что, Путин хуже какого-то Тохтамыша и не сможет наказать Украину? Заодно вернув ее в ордынское состояние?


При этом заметную роль в очередном походе на запад играет очередная Дикая дивизия — вчерашние воины ислама, сражавшиеся за исламское государство Имарат Кавказ. Понятно, что стимулов у них много, но, видимо, можно утверждать, что путинское государство уже не вызывает у них идиосинкразии, воспринимается ими если не как вполне шариатское, то с точки зрения шариата не просто как приемлемое, но как достойное того, чтобы за него убивать и умирать.


Одновременно трудно отличимые по многим признакам от кадыровцев боевики ХАМАСа воюют с Израилем, пытаясь на другом участке фронтира добиться победы варварства над цивилизацией. И те, и другие воины аллаха вооружены российскими ракетами и автоматами. Я совсем не люблю конспирологию и не думаю, что Путин договорился с каким-то единым исламским центром против Запада и Израиля. Просто в борьбе против них его режиму исламские террористы имманентно близки, являются его естественными союзниками. Даже фразеология, обращенная и к Украине, и к Израилю, у Путина и его вольных и невольных пособников одна и та же — призывы к сдержанности, к прекращению огня, к созданию контактных групп. Как будто украинцы и израильтяне начали открывать огонь исключительно в силу несдержанности, природной вспыльчивости, горячности, свойственной их национальным темпераментам.


В действительности же способность Украины и Израиля противостоять агрессии — это вопрос если не выживания цивилизации, то, как минимум, сохранения ее в существующих границах. В 2008-м российские части, вторгшиеся Грузию, тоже, кстати говоря, состоявшие в значительной части из кадыровцев, наступали не просто на Гори, они атаковали европейский выбор грузинского народа. Сейчас они и их хамасовские союзники хотят вернуть границу Орды к Карпатам, а Ирусалим вновь сделать провинциальным городом халифата.


Я начал писать эту колонку до кончины В.И.Новодворской, и сегодня ее слова звучат почти как завещание: «Израиль — это зерно западных ценностей… израильтяне…на стороне тех, кто хочет свободно жить и развиваться в рамках западной цивилизации». Именно этот выбор ненавистен боевикам хоть из сектора Газа, хоть из страны газа, правитель которой возомнил ее великой энергетической державой.


Кто-то считает, что это — бои на окраинах цивилизации, на дальних границах иудео-христианского мира. Но нельзя не помнить, что останавливаются орды только тогда, когда не могут продолжать наступление, а отступают еще тяжелее, и Гранада была освобождена только через почти 800 лет после битвы при Пуатье, а Иерусалим — через 1200. И если варваров не остановить сейчас, их придется останавливать потом, но большей кровью, а возвращать утраченное — еще большей. Речь идет не о мелких окраинных конфликтах, а о наступлении варварства на цивилизацию. Майниля и Гливице тоже были маленькими и находились очень далеко от Лондона и Парижа. И даже в 1940-м многие не хотели умирать за Данциг. Но были и те, кто понимал все правильно. Самый знаменитый из них еще в 1938-м предупреждал, что тот, кто выбирает позор, получит и позор, и войну. Тогдашние правители его не слушали. Когда Черчилль сам пришел к власти, он сказал то, что сегодня могли бы повторить лидеры Украины и Израиля, обращаясь к своим народам: «Мы будем сражаться на земле, на море и в воздухе. Мы никогда не сдадимся».


Главам же гораздо более благополучных и гораздо более сильных стран следует помнить, что в результате последовательного предательства Австрии, Чехословакии, Польши и сдачи Франции тот же Черчилль вынужден был констатировать, что «сегодня мы одни сражаемся за будущее всего мира», и грустно закончил: «И мы должны быть достойны этой чести». Британцы оказались вынуждены стать достойными этой чести, потому что до этого аплодировали Чемберлену. И лишь потом услышали Черчилля. Даже де Голль дисциплинированно подчинялся Даладье и Петэну, пока не отказался признать капитуляцию перед Гитлером и не улетел в Англию. В 1968-м в Чехословакии все знали, что одни идут в Гусаки, а другие — в Гавелы. И сегодня каждый европеец хоть в какой-то степени делает для себя выбор, участвовать или не участвовать в противостоянии варварству. По последним социологическим данным, в России готовых участвовать — не более 15%. Это мало, но не безнадежно. При правильной и системной активности этого может хватить, чтобы сохранить культуру и самим перестать быть ордой, иначе на этот раз вместе с ордой падет не Казань, а Москва. Потому что ведь только культура вечна, Орда вечной не бывает…